Маргарита Ворыгина (margaritka_27) wrote in bytovye_xroniki,
Маргарита Ворыгина
margaritka_27
bytovye_xroniki

Categories:

Рассказ по пятницам. В.В. Ворыгин. Тюльпан

Весенний рассказ так подходит к сегодняшнему празднику, Первомаю. Замечательный кубанский колорит! Среди моих знакомых есть и такие, как односельчане Матвея, и такие как он. А на даче у нас много тюльпанов, подаренными соседями.
Рассказ опубликован в книге "Кроме шуток"; Краснодарское книжное издательство 1967 год.

ТЮЛЬПАН

Так его и зовут у нас в Желтушках: Тюльпан да, Тюльпан. У человека два сына женатых – Чайкины. Чайкиной называют и Марью, жену его, а сам он ходит под прозвищем. И так оно к нему прикипело, что заговорятся с Дарьей соседки, да хватятся вдруг, увидят, что он подходит к дому, и запросто так, без всякой усмешки, закругляют_ разговор:
— Ну, мы пошли... А то Тюльпан твой идет...
С виду Матвей Чайкин никак не сродни тому цветку. Лысоватый, с длинными казацкими усами, со шрамом на лбу и морщинами на щеках. Где уж тут до тюльпана!
Правда, зовут его так давно, два десятка лет.
— Есть же какая-нибудь причина? - спросите вы.
А как же! Весь секрет в тюльпан-цветке и содержится. Но лучше по порядку.
Пришел Матвей Чайкин в Желтушки с войны, отдохнул малость, его и спрашивают:
— Чем думаешь, добрый молодец, заняться? Он и скажи тогда:
— Тюльпаны буду сажать... Услышали такое люди, удивились. Тут хата у человека перекосилась, на дворе всего две курицы без петуха бегают, а он — цветочки вздумал сажать. Нет, думали, загадал Матвей загадку, а разгадку открывать не хочет. Отмахнулся словцом, а думку при себе оставил. Ан, нет. Все кругом возле хат петрушкой разной, сельдереем, морковью весной занялись, а Матвей и впрямь цветочные луковицы и семена закопал. Пригрело солнышко, у соседей лук свой, редиску только успевают дергать, а Марье со своего огорода на борщ едва-едва зелени хватает. Может, и плакала от этого Марья, мужа своего тайком попрекала, но стояла за него горой, если кто смешки начинал по хутору распускать.
Когда мало-помалу начали подниматься стебли цветов, люди без усмешки не проходили мимо Матвеева подворья.
— Ишь, баловство себе придумал! Цветочки насажал.
А как-то к полудню заглянул туда один из таких шептунов и: ахнул. Чудо из чудес оказалось у Матвеевой хаты. То ли не диво, когда маки полыхают на лугу, но куда тем макам! Расчудесный ковер под ветром колышется. То полыхнет он ярким пламенем, то вспенится морской волной, глаз не оторвешь! Даже хата, на что уж была неказиста, и та весело, будто с улыбкой, на улицу смотрит.
И начались тут суды-пересуды. Было кому в Желтушках в ту пору языки чесать!
— Всех вокруг пальца обвел чертов Тюльпан! Мешок денег с базара привезет за свои цветы...
— А я-то, дура, грядки морковью забила...
— А я посадила какую-то брюкву...
В этот день шум утих малость, когда Матвей к своей хате подходил. (Забыл я сказать, что через неделю после того, как пришел он в Желтушки, то с молотом обручился в колхозной кузне).
— Да, теперь тебе, Матвей Степаныч, этих цветов на базар возить — не перевозить,— закинул кто-то словцо.
У Матвея от этих слов рубец на лбу побагровел, желваки на щеках заиграли. Но смолчал он, будто ничего и не слышал. А на следующее утро уже не шум, а вой подняли бабы.
Возле Матвеевой хаты осталось тех тюльпанов только узенький поясок из пяти дорожек. Все кругом было перекопано лопатой, аж земля вокруг почернела
— На базар угнал, чертов Тюльпан!
— Вот карбованцев отхватит!
А Матвей, вот он. Идет с заступом на плече, на руках земля еще не высохла. От улыбки морщины на щеках при¬жались одна к одной.
—Неужели Марья на базар укатила? — шептались соседи.
Смотрят через плетень, а Матвей лопатой рядок за рядком цветник свой рушит, осторожно вместе с землей по цветочку
выкапывает.
Переглянулись меж собой соседки, когда на двор к Матвею пришли школьники с корзинами. Уложили они землю и цветы, что-то сказали Матвею, и только их видели. А тут и Марья вышла на крылечко.
Кому же они цветы сбыли? Даже в город не поехали, на месте продали ловкачи!
Мало-мальски дело прояснилось, когда пришел председатель сельского Совета. Подошел он к Матвею, закурил с ним цигарку и говорит:
— Спасибо тебе, Степаныч! Хорошее дело удумал. Ты мог бы себя и не обижать. Сказал бы, дали бы тебе землицы для цветов.
А Матвей только усмехнулся и рукой махнул:
Стоит ли об этом разговор заводить! А через день, когда ожили цветы, возле парка народу собралось, как на сход. Смотрят люди на цветник, что Матвей с ребятами пересадил со своего двора, и диву даются: не пожалел добра. Председатель Совета с директором школы речи говорили. Матвеево дело хвалили. Попросили сказать слово и самого Матвея.
А он и сказал всего.
— Ладно уж, обойдется!..
Вот так тогда было. А теперь тех цветов в Желтушках возле любой хаты у каждого, что по фасаду, что по сторонам, насажено видимо не видимо, как у самого Матвея. А про парк и говорить нечего — из дальних мест приезжают люди смотреть да поучиться.
Вот вам и Матвей-Тюльпан, неказистый человек. Смотришь на него, и душа радуется думка приходит — красив человек! А иной только снаружи цветет, а нутром вянет.

Другие рассказы Василия Ворыгина можно прочитать здесь:


Tags: В.Ворыгин, Рассказы 50-60 годов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment